?

Log in

No account? Create an account
Нечему завидовать - My World and Welcome To It (Don't Litter)
January 10th, 2012
06:07 pm

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
Нечему завидовать

Прочитал книгу Барбары Демик Nothing to Envy: Ordinary Lives in North Korea. Это популярный рассказ о жизни в КНДР на примере шести человек из разных слоев общества — идейной коммунистки, ее дочери-бунтарки, молодого ученого, девушки из рабочей семьи, врача, беспризорника (все реальные лица). Название, кстати, может показаться чересчур прямолинейным — все и так понимают, что завидовать там нечему — но на самом деле это строчка из детской песни, в которой поется о том, что это северокорейцы никому не завидуют, потому что у них есть все, что нужно для счастливой жизни. Герои повествования в той или иной степени верят, что их страна не хуже других, но жизнь постепенно заставляет их прозреть.

Демик долгое время работала в Сеуле корреспондентом газеты "Лос-Анжелес Таймс". Ей пришлось побеседовать с более чем сотней северокорейских перебежчиков, перелопатить гору материала — список благодарностей, ссылок и примечаний занимает два десятка страниц; среди постоянно цитируемых авторов — известный кореевед Андрей Ланьков. В итоге получилась основательная и интересная книга.

На Западе (да и не только) Северная Корея до сих пор представляется усугубленным вариантом сталинской эпохи, где все ходят строем и хором славят вождя. На самом деле это верно лишь отчасти; система, выстроенная Ким Ир Сеном, начала гнить в середине 90-х, сразу после развала мировой социалистической системы. Пресловутая идеология чучхе базируется на идее самодостаточности, независимости от окружающего мира; 90-е показали цену этого бреда. С прекращением финансовой и материальной поддержки России и других соцстран экономика КНДР тихо умерла. Без импортного сырья остановились заводы и фабрики, рабочие попросту разошлись по домам — не стало работы, не стало денег. А потом начался голод. По разным оценкам, к концу 90-х умерло от 600 тысяч до 2 миллионов человек. Остальным пришлось выживать. Люди самовольно захватывали землю под огороды, торговали на стихийных рынках, пекли на продажу всякую стряпню, спекулировали, кто порисковее — тащили все, что плохо лежит, от медных проводов до оборудования с закрытых фабрик. Воров ловили и показательно расстреливали, но оголодавший народ уже не боялся репрессий. Идеологические органы скрежетали зубами, но ничего поделать не могли — альтернативы-то всё равно не было. На рубеже тысячелетий с продовольствием полегчало (не в последнюю очередь благодаря гуманитарной помощи), новопомазанный Ким Чен Ир время от времени пытался закручивать гайки, но процесс уже было не остановить. В Северной Корее до сих пор процветает белый и черный рынок, контрабанда из Китая, появились даже частные предприниматели, работающие под "крышей" коррумпированных партийных органов и милиции.

Герои повествования в конце концов оказываются в Южной Корее. Вообще перебежчиков из КНДР не так много — неизвестное всегда страшит, особенно если учесть многолетнюю самоизоляцию страны — но их поток не прерывается. Большинство оседает в Китае, и лишь некоторые перебираются в Южную Корею. Беженцы имеют право на южнокорейское гражданство и подъемные — но только если они смогли добраться до Южной Кореи, что совсем не просто. Китай не признает северокорейцев политическими беженцами, регулярно ловит их и высылает обратно в КНДР. Южнокорейские консульства в Китае также заворачивают обратно соплеменников, поэтому желающие жить среди своих либо едут по поддельным документам, либо добираются через более приветливую Монголию.

Однако добраться до РК — это только полдела. Дальше начинается самое сложное — выживание в незнакомых условиях, где даже корейский язык кажется чужим. Северные дипломы, разумеется, не признаются на Юге, и специалистам приходится учиться заново. Новые эмигранты, получившие подъемные, нередко становятся добычей всякого жулья. Демик пишет, что стресс настолько велик, что ей неоднократно приходилось слышать: "Если б мы знали, что будет так трудно, мы бы остались дома." Советским эмигрантам все эти чувства, конечно, хорошо знакомы, да и постсоветским тоже, хоть и в меньшей степени. Тем не менее, люди приспосабливаются и в конце концов интегрируются в новую жизнь.

Вопреки ожиданиям, книга Демик вовсе не производит впечатления чернухи. Это в первую очередь повествование о силе человеческого духа, пробивающегося из-под глыб идеологии и жизненной безнадеги.

Tags:

(9 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:kaya_gala
Date:January 11th, 2012 12:19 am (UTC)
(Link)
А сама писательница была в Северной Корее? Или все исключительно со слов беженцев?
[User Picture]
From:siberian_cat
Date:January 11th, 2012 01:28 am (UTC)
(Link)
Была несколько раз, но ее, конечно, за пределы туристических маршрутов не пускали.
[User Picture]
From:pashator
Date:January 11th, 2012 01:04 am (UTC)
(Link)
[User Picture]
From:siberian_cat
Date:January 11th, 2012 01:28 am (UTC)
(Link)
Ага, я видел это, интересная статья.
[User Picture]
From:one_and_only11
Date:January 11th, 2012 02:37 am (UTC)
(Link)
Типичный коммунизм: от каждого по способностям, каждому - по потребностям. Хорошо что у большинства потребности минимальные.:)
[User Picture]
From:adam_black
Date:January 11th, 2012 02:47 am (UTC)
(Link)
авторитарный социализм, скорее. Если бы было от каждого по способностям - не было бы наследственной передачи власти.
[User Picture]
From:one_and_only11
Date:January 11th, 2012 02:52 am (UTC)
(Link)
Ну так в отсутствии демократии власть всегда передается по наследству (или захватывается). А способности у большинства из них мне кажется также ограниченны, как и их потребности. В противном случае они бы там не жили или взбунтовались бы.:)
[User Picture]
From:aridni
Date:January 11th, 2012 04:10 am (UTC)
(Link)
а вы бы хотели туда съездить туристом?
интересно будет прочесть, спасибо, что поделились
[User Picture]
From:siberian_cat
Date:January 11th, 2012 04:41 am (UTC)
(Link)
Я бы, пожалуй, не поехал. Настоящей Кореи все равно не покажут.
Powered by LiveJournal.com